Ваш репетитор
 



8 (495) 540-56-76
8 (800) 555-56-76
Часы работы:
с 06:00 до 22:00


«Ваш репетитор» рекомендует:

Фонова
Светлана Анатольевна
литература, русский, французский Образование: РГГУ, факультет культурологии, ...

Чудненко
Любовь Александровна
репетитор по русскому языку Учитель высшей квалификационной категории. Образование: Марийский государственный ...

Унжакова
Екатерина Роландовна
репетитор по литературе, русскому языку Кандидат филологических наук (1996 г.), доцент ...

Терентьева
Вера Петровна
репетитор по литературе, русскому языку Образование: МГПУ (1983 г.). Опыт преподавания ...

Цаплина
Людмила Николаевна
репетитор по литературе, русскому языку Образование: Луганский педагогический институт.  ...

Мочалова
Наталья Владимировна
репетитор по литературе, русскому языку Кандидат филологических наук. Доцент МГУ.  ...

Смолер
Вероника Олеговна
литература, русский, РКИ Образование: Новосибирский государственный университет, гуманитарный факультет, ...

Ушакова
Екатерина Ильинична
репетитор по литературе, русскому языку Окончила с отличием МГУ им. М.В. Ломоносова, ...



Библиотека «Ваш репетитор»Авторские методические материалы → «Я слово перенес у-кол и получил за это «кол»! (Об основах практической грамотности)
Лучшие преподаватели по русскому языку

Назарова
Наталия Владимировна
репетитор по литературе, русскому языку Высшая квалификационная категория (2007 г.).  ...

Евтушевская
Наталия Николаевна
репетитор по начальной школе, русскому языку Высшая квалификационная категория. Образование: ...

Прусс
Ирина Владимировна
репетитор по русскому языку Образование: МГУ им. М.В. Ломоносова, филологический факультет, специальность ...

Ивинский
Александр Дмитриевич
репетитор по литературе, русскому языку Кандидат филологических наук (2009 г.).  ...


«Я слово перенес у-кол и получил за это «кол»! (Об основах практической грамотности)

Статья была опубликована в журнале «Няня»

В современной школе, к радости нерадивых учеников, колов не ставят. Как не ставят и четверных «двоек»: не могут позволить себе учителя роскошь подталкивать таким образом «неуспевающих» к учебе — неприятностей потом не оберешься. Вот и красуются в журналах у самых, казалось бы, разгильдяев политкорректные «тройки». Но проблемы безграмотности никто не отменял. Да и какой маме хочется, чтобы о ее ребенке учителя говорили: «Три» пишем — «два» в уме»?


Лопнувший мыльный пузырь

Мамы первоклассников с умилением смотрят, как их вчерашние карапузы, высунув язык от усердия, выводят в прописях наклонные палочки и первые буквы — дрожащие, неуверенные, но почти похожие на каллиграфический оригинал. Девочки, как правило, самозабвенно предаются этому занятию, мальчики — неохотно (разве настоящие мужчины для этого предназначены?) Но вот Рубикон перейден, и тетради уже украшают первые слова и предложения. Энтузиазм многих мам стремительно падает: если списывать текст почти каждому ребенку при изрядной доле старания удается (ну почти что!) успешно, то писать под диктовку — мама не горюй! — то же самое, что пройти IQ со ста пятьюдесятью баллами. Пролистывание тетради вечером напоминает по эмоциональному накалу панихиду. «Не Хэмингуэй, — записывая русский язык в список нелюбимых предметов», — констатирует одна мама. «Марь Иванна зря зарплату получает», — потрясая мыльным кулаком перед носом подруги, кипятится другая.


Мнение учительницы русского языка Разуваевой С. И:

«Ребятишки приходят в школу очень разные и по подготовке, и по природным данным. Так было всегда. Но за последние 10 лет косноязычие и безграмотность приобрели просто невиданные масштабы! Такое ощущение, что дети общаются с друзьями и дома совсем не на том языке, на котором им приходится говорить и писать в школе…»


Держать руку на пульсе

Звонить в вечевой колокол мамы начинают так к классу пятому — когда по отношению к их ребенку употребить вожделенное — «врожденная грамотность» — может разве что умиленно глядящая на каракули внука бабушка, получившая крохи своего нехитрого образования в голодных сороковых годах. Как правило, вариантов дальнейшего развития ситуации немного: одна мама предоставляет событиям идти своим ходом («Ну откуда взяться грамотности — вон «Колобок» недочитанный валяется, зато стул перед компьютером похож на кепку почтальона Печкина!»); другая начинает шерстить Интернет в поисках репетитора, который сможет «взбодрить» дремлющий мозг отпрыска. «Может, к Марь Иванне на поклон пойти? — энергично стрясая с рук мыльную пену, вопрошает подругу третья.


Ухмылка судьбы

Многоликостью (и, заметим, изрядной долей юмора) природы можно объяснить то, что у каждого малыша мозг «заточен» по-своему. И далеко не всегда под блестящее освоение языков. Ну не дается Пете написание слова «пьедестал», тогда как Вася может легко рассуждать о «закономерностях» появления разделительного знака перед йотированными гласными. Это данность, которую нельзя изменить, но можно слегка подкорректировать.


Бразды — маме

Есть один нехитрый способ поддерживать грамотность ребенка на плаву. Чем раньше мама начнет его применять, тем больше денег на оплату труда репетиторов будет сэкономлено впоследствии.

Начнем с того, что наша практическая грамотность не всегда зависит от знания правил и умения применять их на практике — это, скажем так, более высокий уровень владения языком, к нему еще надо прийти.

«Да я Петра заставила все правила вызубрить! — воинственно рубя воздух рукой, жалуется подруге мама будущего менеджера, супервайзера мерчендайзеров, машиниста козлового крана — кого угодно, только не филолога,— а он опять, засранец, плохо диктант написал!» У Петра же этот выученный фрагмент языковой мудрости теперь обрубком болтается в мозгу и ждет своего часа эвакуироваться навеки в Лету.

Стоит, наверное, оставить Богу Богово, то есть удовольствие транспортировать правила в негуттаперчевый Петров мозг переложить на плечи учительницы (поверьте, она знает, как это сделать). Маме же нужно завести себе маленький блокнотик (или амбарную книгу — здесь все зависит от способности вашего отпрыска перекодировать устную речь в письменную). И следовать несложному правилу, которое не потребует специальных знаний, но непременно дисциплинированности от мамы (!) и последовательности.


Разведчиком мозговых извилин

Начнем с того, что у каждого бывшего и нынешнего ученика (и семи пядей во лбу, и с лимитированным количеством извилин) есть в голове этакий виртуальный список слов, в написании которых он стабильно будет ошибаться (ну как Петя в слове «пьедестал» или его многоумный соученик Вася в слове «энергомашиностроение»).

Знание правил, конечно, здорово поможет, но способность видеть сложное место в слове, сопоставить его с одним из нескольких десятков правил, а затем приложить стандарт к жизни — умение третьей степени абстракции. А наш Петя до сих пор из 21 вычитает 17, используя универсальный калькулятор — собственные 10 пальцев. Поэтому мы не будем апеллировать к еще не сформированному умению абстрактно мыслить — на это учителя угрохают 11 лет жизни (своей, в том числе).

Наша с вами задача — помочь виртуальному списку слов-«врагов» увидеть свет — запечатлеть его на бумаге (в той самой припасенной амбарной книге). И регулярно пополнять вновь обнаруженными словами, причем не нами, а Марь Иванной, энергично исправившей еще десяток (!) слов в многострадальной Петиной тетради.


Собрать шедевры по крохам…

Итак, список в процессе составления. Уже выписаны 2 слова из домашней работы («Сама ж Петька вчера надоумила, что «шепот» через «О» пишется, — сконфуженно гремя тарелками, жалуется мама подруге. — И Марь Иванна опять «трояк» за домашку впарила»). И добавлены еще 8 слов из классной работы (правильно, никто угрожающе не сопел над Петровым ухом, когда он, одним глазом глядя на доску, а другим — на дисплей торчащего из-под филейной части мобильника, левой ногой нехотя карябал в тетради отобранные Марь Иванной (накануне вечером после проверки шедевров Петра и К*) «сложные случаи».

Теперь маме необходимо ежедневно (!) найти 15 минут (!) и диктовать «Петьку» «из избранного» по списку, отмечая галочками, палочками, минусами — да как угодно — те слова, в написании которых сын снова и снова будет ошибаться.


Королева статистики

Технология процесса не сложна. Удобно строить таблицу, строки которой отразят ежедневный приход новой «партии» слов, а столбцы — даты, в которые эти слова мамой диктовались.


Слова1 нояб.2 нояб.3 нояб.4 нояб.5 нояб.6 нояб.7 нояб.
1 ноября
  1. шёпот
  2. шорох
  3. который


+



+

+

+

+
+
+

+
+


+

2 ноября
  1. иждивенец
  2. прийти





+


+


+


+

Слово написано верно — ставим «плюс», с ошибкой — «минус». Если видим, что в словах «шепот», «шорох» и «который» Петя ни разу не ошибся в течение трех дней, перестаем их диктовать. Работаем только с теми словами, в которых ребенок стабильно ошибается, и с вновь поступившими, где «Марь Ивана» заметила и исправила ошибки.

Так накапливаем около 40–50 слов.

Через 2–3 недели примерно половина из них уйдет в небытие по причине Петиной памятливости. Однако ставить на этих словах крест уже в переносном смысле рано, потому что детская память, увы, недолговечна. Примерно через 3 недели мы зажимаем волю в кулак и сажаем писать Петю весь список из 50 слов. Где-то в 15-ти он снова допустит ошибки (это если сын — лодырь, а если он будет заинтересован в результате, то проблемных слов выявится не более 5!).

Из этих пятнадцати (или пяти) слов составляем новую «партию», с которой нужно работать. И опять ее регулярно пополняем новыми «шедеврами» из Петровой тетради до 50-ти.

Процесс, как можно заметить, циклический.


…и уничтожить поодиночке

Скоро мама убедится в том, что написание примерно 45–50% слов Петр запомнил с ходу, еще в 25–30% он будет ошибаться периодически и в 25% — из раза в раз. Нехитрая арифметика показывает, что при регулярном вечернем открытии амбарной книги на нужной странице уже через месяц-другой ваш гениальный отпрыск будет писать по крайней мере наполовину (!) грамотнее. Чем дотошнее и аккуратнее будет мама, тем лучше будет результат. Нужно заметить, конечно, что львиная доля успеха зависит и от самого ребенка. Потому что трудные случаи нужно учить! Здесь будет эффективно в конце каждого занятия диктовать отпрыску проблемные слова в его личный словарик. Задача ребенка (это и предмет маминого контроля) — учить по 5–10 слов в день.


«Русский как иностранный»

«Чего-то мне это напоминает, — задумчиво протянет Петина мама. — Точно! Мы ж так в школе английский учили!» И будет права. В самом деле, мы с вами используем подход к изучению русского языка как иностранного. А что прикажете делать, если «Колобок» «до сих пор недочитанным валяется»?

Когда грамотное написание слов не «мозолит» нашим детям мозг ежедневно со страниц книг, то нужно выбирать из двух «зол»: либо мы искусственно создаем Пете ситуацию, когда его глаза будут зацепляться за правильный зрительный образ слова, либо «кросавчегг» Петр, как к родному, привыкнет к интернетовскому «языку падонков».

Мобильная версия © 2005–2017 «Ваш репетитор» – Москва 88005057283
88005057284